Альфа-Банк
Master Card

Частное лицо

  • Ильдар <br/>Дадин

    Ильдар
    Дадин

    Заключенный

    Еще полгода назад об Ильдаре Дадине – первом осужденном по новой статье Уголовного кодекса, позволяющей отправлять в тюрьму за неоднократные административные нарушения на митингах, – знали разве что правозащитники и гражданские активисты. Но осенью, после публикации в СМИ его письма об избиениях и пытках в карельской колонии, судьбой Дадина неожиданно заинтересовались местные депутаты, члены президентского Совета по правам человека, уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова и даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

    Федеральная служба исполнения наказаний, разумеется, все обвинения категорически опровергла, но на всякий случай перевела Дадина в другую колонию. Тем не менее проявленное к нему властями внимание подтверждает, что именно Дадин сейчас является, по сути, главным российским политзаключенным. При этом простым россиянам куда легче поверить в несправедливость уголовного преследования человека, пару раз пытавшегося перекрыть движение на улице, чем в невиновность, скажем, обвиненного в хищениях и мошенничестве Михаила Ходорковского, якобы избивавших полицейских участников демонстрации на Болотной или даже «кощунниц» из Pussy Riots. А значит, и шансов привлечь внимание обычных граждан как к проблеме политзаключенных вообще, так и к злоупотреблениям в российских тюрьмах в частности у Дадина гораздо больше.

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?

  • Денис <br/>Карагодин

    Денис
    Карагодин

    Житель Томска

    Выпускник философского факультета Томского университета Денис Карагодин в одиночку придал вялотекущей общественной дискуссии о преодолении советского прошлого небывалый толчок. Его расследование убийства прадеда в 1938 г. органами НКВД за считанные дни попало в заголовки буквально всех российских  и ведущих зарубежных СМИ.

    Расследование Карагодина стало примером последовательного соединения причины и следствия. За пять лет настойчивых и целенаправленных усилий он восстановил всю преступную цепочку, приведшую к расстрелу прадеда, – от постановления Политбюро за подписью Сталина до конкретного акта о расстреле. По большей части абстрактные разговоры о преступном характере советского режима оказались вдруг переведены в строго юридическую плоскость – томский философ фактически поставил вопрос о квалификации репрессивной политики государства как уголовного преступления. Ярким заключительным штрихом оказалось полученное Карагодиным письмо с просьбой о прощении от внучки человека, расстрелявшего его прадеда. Примирение потомка жертвы и потомка палача выглядело символом гражданского примирения, а неоднозначная реакция на него напомнила о том, что эта тема для российского общества сохраняет актуальность.

    Расследование Карагодина не случайно вызвало такой резонанс именно сейчас, когда все громче звучащая риторика мобилизации и борьбы с внутренними врагами заставляет кого-то с тоской, а кого-то со страхом все чаще вспоминать о Сталине. Переосмысления советского прошлого в России не произошло, но двигаться дальше без этого усилия, судя по всему, невозможно. Об этом свидетельствуют, с одной стороны, участившиеся инициативы установки памятников Сталину и другим одиозным историческим деятелям, а с другой – резко возрастающий интерес к акциям вроде «Возвращения имен», публикациям списков жертв репрессий и сотрудников НКВД.

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?

  • Школьница Юля Король вытаскивала из карельского Сямозера тонущих детей, которые в отчаянии готовы были утопить ее саму, тащила к берегу людей, умиравших прямо на ее глазах, а потом с вывихнутой ногой добиралась до ближайшей деревни, чтоб вызвать подмогу. Тогда в июне на карельском озере погибли 14 из 51 человека, отправившихся из детского лагеря в поход на лодках и попавших в сильный шторм. 

    Юля поначалу думала, что потеряла и родного брата, руку которого выпустила. «Я одна выжила», – сказала она по телефону бабушке. И Юля, и ее родной брат остались живы, но девочке пришлось потом лечиться от пережитых потрясений: 14-летняя сирота считала себя в ответе за всех, кого не смогла спасти. Хотя и спасла многих. Медаль «За спасение погибавших» от президента страны и благодарность от всех людей за ее мужество.

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?

  • Анастасия <br/>Мельниченко

    Анастасия
    Мельниченко

    Блогер

    «Я не боюсь сказать» – трагически замечательная, но неудивительная в нынешних российских обстоятельствах кампания… да нет, не кампания и не акция – наверное, психотерапевтическая беседа с участием сотен тысяч пострадавших женщин. Символично, что начала ее в русскоязычном пространстве именно украинка – Анастасия Мельниченко.

    Девушки и женщины публично рассказывают, какое пережили насилие. Некоторым больно так, что они просто сообщают: да, было насилие, не скажу какое. Некоторые даже и на это не решаются, только благодарят: стало легче. Некоторые вопят, что хотя до  физического акта не дошло, они на всю жизнь травмированы.

    Некоторые мужчины нашли в себе мужество признаться: да, было, простите. Зато другие перевалили ответственность на изнасилованных.

    Переломила ли эта всероссийская психотерапия ситуацию? Нет, конечно: стандартный мужчина, как и прежде, рассматривает женщину как предмет, назначенный для его обслуживания и удовлетворения, овладение ею – как естественное и желанное для нее же, а сопротивление – как кокетство. Мужчина будто отказывает женщине (и себе, таким образом) в человеческой сущности, низводя ее (и себя заодно, чего уж тут) до полового органа.

    Акция «Я не боюсь сказать» позволила женщине сказать, что она человек, а не бессловесный объект вожделения. И не только сказать, но и осознать. И понять, что таких, как она, много и что насилие – не личный стыд, а общая беда, которую надо не прятать, а избывать.

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?

  • Андрей <br/>Ростовцев

    Андрей
    Ростовцев

    Сооснователь «Диссернета»

    «Диссернет» начинался как проект сугубо академический и ставил целью разоблачение функционеров от науки, торгующих диссертациями. «Для начала выбираем цель. Цель может быть разной и по большей мере зависит от вкуса исследователя, – объяснял потенциальным волонтерам «Диссернета» один из его создателей, физик Андрей Ростовцев, на своей странице в ЖЖ в августе 2013 г. – Для наших, образовательных намерений лучше сделать выбор «наверняка». <…> здесь речь не идёт про соответствующие профильные комитеты Госдумы, Совфеда или советников, боюсь сказать кого. <…> Для наших иллюстративных надобностей подберем чиновничка более мелкого масштаба и лучше где-то на периферии, которые энтернетов не читают и никогда не узнают, что в чисто образовательных целях над ними проводятся опыты по вскрытию. Ведь у нас же не стоит цель кого-то оклеветать, оскорбить в самых глубоких чувствах или просто нажить себе врагов».

    Но за без малого четыре года волна, поднятая Ростовцевым и его сподвижниками – Михаилом Гельфандом, Андреем Заякиным, Сергеем Пархоменко и многими другими, – поднялась до высших эшелонов российской власти. Были лишены ученых степеней депутат Госдумы Ришат Абубакиров и экс-министр сельского хозяйства Елена Скрынник, отказался от степени спикер Мосгордумы Владимир Платонов. А в этом году в очереди на лишение степени впервые оказался действующий федеральный министр – Владимир Мединский. Проект «Диссернет» де-факто стал политическим: мошенникам во власти приходится отвечать если не за все свои деяния, то хотя бы за воровство чужих идей.

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?

  • Александр <br/>Сокуров

    Александр
    Сокуров

    Кинорежиссер и сценарист

    На совместном заседании президентских советов по культуре и искусству и по русскому языку классик мирового кинематографа Александр Сокуров обратился к Владимиру Путину с просьбой пересмотреть решение по делу украинского кинорежиссера Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам лишения свободы по обвинению в терроризме. 

    Сокуров не первый, кто выступил в поддержку Сенцова, до него свободы режиссеру просили такие мэтры, как Педро Альмодовар, Вим Вендерс, Кен Лоуч, Агнешка Холланд, Анджей Вайда. Отличие в том, что они выступали в жанре коллективных писем, Сокуров же разговаривал с президентом лично, глядя в глаза. И президент ему ответил. Что Сенцов «осужден не за творчество, а за то, что он взял на себя совершенно другие функции». И что «вопросы такого рода, конечно, должны решаться судебной системой». Это, конечно, ответ на другом языке – не том, на котором говорил Александр Сокуров. Ведь режиссер начал с того, что у него «есть сердечная просьба», что ему «обидно и горько», а позже перебивал президента словом «умоляю». Сокуров говорил на языке традиции, вот чего не услышал Путин. К нему обращались как к царю, в надежде на то, что «не жесток в нем дух державный», как написал Пушкин о Николае I, когда император разрешил поэту вернуться в столицу.

    Теперь державный дух жесток, и это плохо не только для тех, кто не дождался милости, но и для правителя, который оказался нечуток к голосу тех самых «традиционных ценностей», с позиции которых выступил Сокуров. Поэтому, в отличие от императора, президент не услышит и искренней поэтической благодарности: «Нет, я не льстец, когда царю / Хвалу свободную слагаю: / Я смело чувства выражаю, / Языком сердца говорю».

    Благодарим за Ваш голос!

    Перейти в следующую номинацию

    Вы уже отдали голос в этой номинации. Хотите переголосовать?